вторник, 31 января 2017 г.

Компромисс

Вот и настал тот день, когда в жизни моих детей появился этот злосчастный "мамдайтелефон", и они уже больше себе не принадлежат. Как могла я оттягивала этот жуткий (в первую очередь для меня) момент, но когда старший сын пришел из сада с душещипательным рассказом о том, что всем в группе мамы дают телефоны поиграть, а некоторым даже планшеты дают, а он, несчастный, даже не знает, что же это за игры такие и совсем беседу поддержать не может. И сидит один, печальный, только глазами хлопает и молчит, потому что что с ним разговаривать, он в "Тома" ни разу не играл.

Как вы понимаете, последней фразой в его рассказе была: "Мам, у тебя еть игры в телефоне?"
"НЕТ! У меня нет игр в телефоне! Но я сейчас их поставлю..."

Пришлось идти на компромисс (с самой собой, разумеется), задавив в себе свои принципы и наплевав на своё авторитетное мнение. Потому что когда твой сын читает в шесть лет "Тима Талера и проданный смех", это, конечно, круто, но когда он на вопрос своего друга "Откуда у тебя столько денег?" отвечает "Я ограбил директора водокачки" и заливисто хохочет, а друг вообще не понимает в чем дело, потому что не знает ни что такое водокачка, ни кто такой Тим Талер и уж тем более, что он там кому сказал, это не круто. И не круто, как это ни печально, для твоего сына.

Я, на дух не переносящая все эти игры, собственными руками поставила часть их к себе на телефон и дала эту "заразу" своему чаду в руки, чтобы в саду он мог поддержать беседу с друзьями и не чувствовал себя белой вороной в их маленьком социуме. При этом, стараясь всё-таки отдать должное своим ущемлённым убеждениям, время игры я чётко ограничиваю. Однако, беда не приходит одна: младший в свои четыре года, видя какое счастье брату привалило, тоже повадился играть, а с ним избежать угрожающих криков "Я ещё не доиграл!", мольбы о ещё одной минуточке и детских выводов о том, что "ты плохая мать, не дала мне поиграть" удаётся нечасто. И ведь не запретишь - что можно одному, то можно и другому. А объяснять Тимофею, что Матвей играет в телефоне потому, что для него это не просто "гаджет", а пропуск в счастливый детский  мир, в котором его уважают и прислушиваются к его мнению, это...  Ну, в общем, вы меня поняли.

Стиснув зубы я жду компромиссные первые 30 минут и вторые 30 минут (всё по-честному, всё поровну), напоминая себе, что и я когда-то была ребенком, и у меня была в детстве приставка, и я играла в нее долго-долго. И мой муж, отец моих детей тоже, когда был маленький, играл в приставку долго-долго, а потом, когда подрос, ещё играл и в компьютерные игры. И наши мамы и папы тоже не любили это занятие и ругались, и обещали, что мы вырастем неучами и будем работать дворником и уборщицей, но ничего этого не сбылось, и папа моих сыновей работает креативным директором, а я тоже и читать и писать умею, и до рождения детей вообще-то журналистом работала.  И вот таким аутотренингом я занимаюсь пока отведённое время не выйдет. А иногда - в крайних случаях, когда желание выиграть или доиграть застилает маленьким, но очень заядлым игрокам глаза, ум и всё, что только можно застлать - приходится идти на хитрость и отправлять телефон на зарядку. Долгую-долгую, настолько долгую, что ребенок успевает остыть, забыть и порой даже и не вспомнить. Ведь что ни говори, а новая глава из книги или морской бой с крестиками-ноликами на листочках в клетку гораздо интереснее всех этих этих технологий даже в наш современный век. И это заявление уже бескомпромиссно.